Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:08 

Усиление церкви приведет к тоталитаризму

Письмо протоиерея Павла Адельгейма организаторам пресс-конференции «Инквизиторам-нет!» по поводу ситуации в РПЦ и в защиту светского государства.
***
- Благодарю Вас за приглашение и присланную информацию. Весь июнь мне придётся служить одному, настоятель уходит в отпуск, отлучиться сложно. Кроме того, мне трудно передвигаться, особенно по Москве. В наступившем возрасте отсутствие ноги меня связывает. Всё это вместе взятое лишает меня удовольствия посетить конференцию.

Что касается моей позиции, лично я знаю архиерея Евсевия Саввина. От общения с ним сохранилось много впечатлений. Приходится много слышать и читать впечатлений, отзывов и фактов от священников из других епархий. Удивительно, что положительных отзывов об архиереях не встречаю. Только отрицательные. Точнее, в начале переписки хвалят своего архиерея за его активную деятельность, внимание, заботу и проч. Когда сложатся доверительные отношения, описывают такого монстра, что не поверишь, если в личном опыте сам не встретил такого же "евсевия". Это морально и административно безответственные люди, без всякой самокритики. Они жаждут власти, корысти и похвал, и не знают меры и контроля в собственных страстях и желаниях. Произвол, насилие и лицемерие запечатлели епархиальную жизнь.

Если пробиваются ростки духовной жизни, христианского просвещения и социальной работы, железная рука архиерея вырывает их с корнем и почву асфальтирует. Всё, что движется в церкви - живет, пока не добрался до него архиерей. Если архиерей начнёт заниматься просвещением, социальной работой или духовной жизнью, они умирают.

Отчёты остаются, и галочки стоят, но это - сплошная советская "показуха". Ни дела, ни жизни нет. Сперва это не укладывалось в голове. Глядя на новую акцию, говорил себе: этого не может быть. А оно было. Впечатление об архиерейской корпорации складывается негативное.

Возможно, суждение, сделанное на основе характеристики нескольких лиц, покажется необъективным. С другой стороны, если такие люди не вызывают отторжения в своей корпорации, это настораживает и заставляет усомниться в её нравственной полноценности. Когда использованы все доступные средства: обращение к самому архиерею, обращение к высшей церковной власти, обращение к церковному суду - и не получен ни один (!) ответ за десятки лет, приходится признать, что корпорация не осуждает поступки, несовместимые со званием архиерея, не хочет знать о них и делает вид, что не слышит. В этом случае этические сомнения подтверждаются и обращаются в уверенность.

Корпорация представляет слепок советской партийно-бюрократической номенклатуры, чиновники которой, попав в обойму, получают индульгенцию на любые преступления, кроме единственного: выступать против самой системы, как в случае с Диомидом. Во всех других случаях корпорация защищает "честь мундира", всегда дружно признавая чёрное - белым. РПЦ преследует не тех, кто совершает преступления, а тех, кто их обнародует. Всё должно быть шито-крыто, как в советскую эпоху. Это некультурная, недобрая и развращённая часть общества, повторяющая сталинскую номенклатуру. В РПЦ законсервирован советский дух и советское устройство.

Клерикализация возродит негативы советской системы, насколько возможно в современном обществе. Ни культуры, ни духовности, ни образования клерикализация не принесёт. Это возвращение к сталинизму с заменой марксизма на "православную" идеологию. Жаль, что приходится писать такие жёсткие слова, к сожалению, это правда.

Двадцать лет назад я написал бы другой отзыв. За прошедшие годы РПЦ потеряла евангельские идеалы: любовь, свободу, внимание к личности, сострадание, бескорыстие и творчество. РПЦ наполнилась тем содержанием, которое церкви несвойственно, и от которого она должна защищаться всеми силами и
средствами. РПЦ необходимо заняться собой, своим внутренним устройством, духовной жизнью, служением Богу и человеку, освободиться от крепостного права.

Без этих изменений она принесёт в общественную жизнь государства жестокость, конфликты, произвол, насилие над свободой совести и повторение репрессий. Уже теперь нарушения конституционных законов вписаны в Устав РПЦ и осуществляются в качестве нормы церковного Устава. Устав нарушает десяток статей Конституции РФ, Трудового Кодекса, федеральный "Закон о суде", ФЗ-125 "Освободе совести и религиозных объединениях". Что будет дальше на путях правового нигилизма? Наше государство не блещет экономикой, не славится гражданским обществом.

Клерикализация приведёт государство к полной катастрофе. Желаю Вам всеми силами отстоять светское государство. Это будет благом как для РФ, так и для РПЦ.

Автор - Павел Адельгейм

URL
Комментарии
2015-07-18 в 07:12 

Несколько лет назад священник Русской православной церкви отец Павел (Адельгейм) в день своего рождения (1 августа 2012 года) произнес фразу, которую я никогда не забуду: «Я в Церкви никому не нужен. Не только не нужен, но очень там нежелателен. И в любой момент меня оттуда могут выкинуть. Я этого жду со спокойной совестью. Все-таки мне как-никак 75 лет, и это не катастрофа. Умру через пять лет, умру через два года, умру завтра – это срок очень небольшой. Это уже не очень важно. Но я жалею тех священников, которые сейчас молоды и у которых перспектив нет никаких. И прав у них нет никаких. Священник лишен возможности выполнять свои прямые обязанности».

Павла Адельгейма до последней минуты жизни так и не смогли лишить возможности выполнять свои прямые обязанности. Хотя очень старались.

Его убили вечером 5 августа 2013 года.

Отец Павел пережил несколько покушений за свою жизнь. После одного из них – потерял ногу. Но не отступился. А еще раньше, при Сталине, он, ребенком, был репрессирован как сын «врага народа». Второй раз его посадили на три года за «антисоветскую агитацию» уже при Брежневе. В том уголовном деле фигурировали стихи русских поэтов, в том числе Анны Ахматовой. Следователи предполагали, что на самом деле ахматовский «Реквием» написал православный священник, исходя из того, что обнаружили текст поэмы, переписанный рукой Павла Адельгейма.

Позднее отец Павел любил с улыбкой рассказывать эту историю. У него была светлая улыбка.

В 2003 году в старой «Волге» отца Павла неизвестный специально повредил рулевое управление. Это привело к аварии. Сам отец Павел связывал подстроенную аварию со своим противостоянием архиепископу Псковскому и Великолукскому Евсевию. Но убедительных доказательств тогда найдено не было. Дело закрыли.

Ситуация в Псковской епархии в очередной раз обострилась после того, как отец Павел опубликовал свою книгу «Догмат о Церкви в канонах и практике», после чего владыка Евсевий назвал автора «слугой дьявола». Отцу Павлу было предложено публично покаяться. Ему был даже любезно предоставлен образец покаяния, под которым оставалось лишь подписаться. Там есть такие строки: «Я, проклятая гадина и мразь, оскорбил Вашу святыню, Высокопреосвященнейший Владыка! За совершенную подлость мне не место в человеческом обществе. Мне место в выгребной яме…».

Отец Павел подписывать такое покаяние отказался. И началось. Суды светские и суды церковные.

В Пскове к Павлу Адельгейму и вправду многие относились как к «калеке, контре, попу, судимому…». Особенно в последнее время, когда Павел Адельгейм открыто высказался по поводу панк-молебна, пыли в квартире патриарха, роли Алексея Навального и прочих вещах, о которых открыто среди русских священников говорить не принято. Не всем это нравилось. И тогда его называли так, как хотели, чтобы он сам себя назвал во время несостоявшихся извинений перед Евсевием.

Но тех, кто уважал Павла Адельгейма, было не меньше. Его было за что уважать. Хотя бы за то, что он так и не научился молчать и уклоняться от ударов. Когда-то в своей книге «Догмат о Церкви» отец Павел задался вопросом: что делать, если видишь несправедливость, но разоблачение этой несправедливости может привести к конфликту с влиятельными людьми? «Какая альтернатива? – спрашивал сам себя автор. – Молчать?.. Страх рождает притворство. Не только перед другими. Возникает сложный психологический феномен: человек притворяется перед собой. Несвободный человек вынужден идеализировать свою неволю. Стремясь сохранить уважение к себе в глубине искалеченной души, он с легкостью принимает доводы, оправдывающие его беспринципную покорность».

Павел Адельгейм был сыном артиста, но притворяться не умел. И не хотел.

В последнее время он часто повторял, что Русская православная церковь разрушается. Причем разрушается изнутри. Вместо соборности – покорность. Из священников делают солдат и офицеров, беспрекословно выполняющих приказ командира. Вместо христианской любви навязывается нетерпимость, ненависть, лицемерие и корыстолюбие.

По горячим следам трудно сказать определенно – какие силы стоят за убийцей Павла Адельгейма. Темные, но какие? Темноты вокруг слишком много. Допустим, этот 27-летний Сергей Ч. – убийца-одиночка. Сумасшедший, как его теперь называют. Действовавший «по велению сатаны» (он сам так кричал, когда его задерживали). В Москве сел на такси и приехал в Псков. Вроде бы заплатил за поездку 16
тысяч рублей.

Павел Адельгейм был открыт для общения. К нему часто приезжали люди из других городов. Ничего странного в этом не было. Это был священник всероссийского масштаба. Слова отца Павла были слышны не только в приходе храма Святых Жен-мироносиц, который, в конце концов, у Павла Адельгейма отобрали. Статьи и книги Павла Адельгейма читали во многих городах и странах.

Но обстановка вокруг имени Павла Адельгейма была создана такая, что религиозные фанатики – далекие и близкие – в нем видели врага. В последнее время в РПЦ очень хорошо научились отыскивать врагов.

Было бы неправильно считать, что Павел Адельгейм – священник, который всю жизнь только и делал, что сражался, причем сражался в одиночку. Даже в самые тяжелые времена он не позволял себе говорить, что место его недоброжелателей – в выгребной яме. Он был одним из немногих настоящих проповедников в Русской православной церкви. И эти проповеди были посвящены любви, а не ненависти. «Любовь – это постоянное принесение себя в жертву любимому, – говорил он. – Не один раз приносит себя человек в жертву тому, кого любит, а приносит ежеминутно, постоянно. Если он перестал это делать, то, конечно, любовь испаряется. То есть любовь – состояние жертвенности. Это переживание своей жертвенности».

Вся жизнь отца Павла – это жертва.

Он был счастливым человеком. Жена Вера, дети, внуки… Прихожане. Те прихожане, которые от него не отвернулись. Большая семья, большая любовь.

Любовь – это жертва. А как иначе?

Автор - Алексей Семенов

URL
2015-07-18 в 07:15 

Появились массовые рассылки на тему реформ в РПЦ и необходимости изменений взаимоотношений Государства и Церкви.
Не случайность.
Явно назрело.
При этом в СМИ ни гневного звука, ни стона, ни хиханек.
Отработка новых методов?

URL
   

Сommoner vulgaris

главная